Пострадавшая в Петербурге Юдина попала в оборот медиатехнологов оппозиции

Общество

Пострадавшая в Петербурге Юдина попала в оборот медиатехнологов оппозиции

Происшествие с жительницей Луги Маргаритой Юдиной, пострадавшей на незаконной акции в Петербурге, стало значимым новостным поводом для петербургских и федеральных СМИ. В ролике, распространенном в Telegram, видно, что 23 января женщина оказалась на пути сотрудников ОМОН, ведущих задержанного. Один из них ударил ее, она упала. Позже стало известно, что она попала в больницу с черепно-мозговой травмой. Полицейский приехал в больницу им. Джанелидзе, попросил у нее прощения и получил его — сюжет об этом опубликовал канал «78».

Но вскоре вышло интервью в издании 47 news — там пострадавшая в подробностях рассказывает о своей семье и непростой жизни и говорит, что «напрасно простила» сотрудника правоохранительных органов, не сказав на камеру ничего про политзаключенных, ради которых вышла на акцию. Отвечая на вопрос 47 news об отношении к деятельности Алексея Навального, Юдина сказала, что «не фанатик, но сочувствует». 

Журналисты «Новой газеты» тоже навестили пострадавшую, задав ей вопросы о политической позиции. В этом интервью она рассказывает куда подробнее обо всем, что было с момента удара до выписки из больницы, упоминает, как сотрудники полиции везли ее домой. И говорит, что если полицейские не прощают брошенных в них стаканчиков, то гражданам точно нельзя прощать им неоправданное применение силы:

«Голова плохо работала, не догадалась у полицейских спросить: «А вы стаканчики картонные, которые в вас летят, прощаете нам?»

«Новая» сообщила, что Маргарита Юдина приняла решение обратиться в Следственный комитет РФ с иском против сотрудника полиции. А представлять ее интересы будет правозащитная группа «Команда 29». Адвокат Евгений Смирнов намерен встретиться с ней в ближайшее время и обсудить стратегию защиты, о чем рассказал на сайте организации 25 января.

Читать так же:  Преемница Шугалея в Республике Коми рассказала, чем займется на новом посту

Общество заинтересовано в справедливом разбирательстве не меньше, чем сама пострадавшая: прощение или непрощение — личное дело, но оценивать правомерность использования силы сотрудником полиции должен суд. Тем не менее в больнице женщина не имела претензий к правоохранителям и не нуждалась в извинениях, однако спустя совсем небольшой промежуток времени резко изменила свою позицию — после того, как к ней получили доступ сотрудники либеральных СМИ и правозащитных групп.

Правозащитники-провокаторы

Юристы из «Команды 29» много пишут о себе и стараются подключиться ко всем громким судебным процессам, если им можно придать политический флер. В главном списке дел, которыми команда гордится, — поддержка обвиняемых в госизмене Карины Цуркан, Ивана Сафронова, а также помощь осужденным «Болотного дела».

Есть и менее громкие, но такие же скользкие дела, в которых отметилась эта группа. В начале 2020 года участники команды и дружественные ей журналисты должны были подготовить серию материалов, рассказывающих о притеснениях коренных народов Кольского полуострова, направленных на дестабилизацию ситуации в регионе.

Предполагалось записать с главой «Саамского парламента» Валентиной Совкиной интервью с рассказом о неблаговидных делах властей региона и правоохранительных органов в отношении кольских саамов. Правозащитники «Команды 29» предпочитали свое участие в том деле не афишировать и заявляли, что их сотрудники имеют право «заниматься фрилансом», как выяснили журналисты ФАН, которые провели и опубликовали расследование на тему.

История самого объединения крайне интересная: оно образовалось на базе «Фонда свободы информации» (ФСИ), известного также под названием «Институт развития свободы информации» в 2015 году, когда фонд был признан иностранным агентом.

Причастные даже не считали нужным скрывать, на кого работают. Во время саммита G20 в Петербурге в 2013 году учредитель фонда — бывший муж депортированной из России гражданки США, адвокат Иван Павлов — лично рассказывал президенту США Бараку Обаме о своей работе. Правда, в дальнейшем подчеркивал, что участвовал во встрече президента с правозащитниками. А в беседе с газетой «Бумага» в 2016 году он рассказал, откуда фонд брал деньги:

 «Нет. Нас сейчас, к сожалению, Фонд Сороса не финансирует. Хотя Фонд свободы информации раньше получал гранты от этого фонда».

Но если ФСИ на деньги Сороса заявлял целью обеспечить открытость и доступность информации из госорганов, то неформальная «Команда 29» сконцентрировалась на более конкретной задаче — дискредитации силовых ведомств и госучреждений.

Читать так же:  Соловьев прокомментировал свое появление в «списке санкций» Ашуркова

Материалы команды посвящены сотрудникам ФСБ, не просто бездушно отказывающим потомкам репрессированных в доступе к архивным материалам, лишая их шанса на посмертную реабилитацию родных, но и требующим денежной компенсации за командировки своих сотрудников, «цифровому ГУЛАГу» во время пандемии, врачам, грубо нарушающим медицинскую тайну.

Ремарки от редколлегии «Команды 29», сопровождающие ссылки, недвусмысленны:

 

Пострадавшая в Петербурге Юдина попала в оборот медиатехнологов оппозиции

Учитывая, как активно сейчас раскручивается в среде противников России тезис, что в стране настала эра беспредела силовиков, неудивительно, что провокаторы от правозащиты берут в работу всех, кто может его поддержать, и пострадавшая от удара полицейского Маргарита Юдина оказалась в их числе.

В подтверждение начала «работы» технологов оппозиции с Юдиной может служить и то, что уже в интервью «Новой газете» героиня демонстрирует большую информированность о событиях внутриполитической повестки.

Упоминание картонного стаканчика — отсылка к эпизоду московских митингов лета 2019 года. Его может помнить человек, который пристально следит за новостями о деятельности несистемной оппозиции, хотя в беседе с 47 news она говорила, что «не фанатик», хотя и сочувствует. Сама речь, произнесенная перед камерами «Новой газеты», кажется продуманной и выверенной, рассчитанной на протестную аудиторию — в разговоре с другим изданием женщина формулировала свои взгляды живее и проще.

Зная, как нелегко медиатехнологи оппозиционеров оставляют в покое тех, кого взяли в оборот, пообещав помощь, можно предположить, что в дальнейшем Юдина не раз появится на акциях протеста, законных или нет. Вероятно, ей готовят ту же роль, что и белорусской общественнице Нине Багинской — 74-летняя пенсионерка стала героем и символом уличных протестов, выходя с красно-белым флагом, давала интервью BBC, появилась в итальянском Vogue. Правда, если верить официальной биографии Багинской, она с конца 90-х занималась политическим активизмом и была сторонницей умеренно-националистического курса в стране.

Читать так же:  ФАН объявляет победителей конкурса «Хорошие новости России»

Маргарита Юдина пока о подобном опыте не упоминала, рассказывая лишь о происхождении из семьи диссидентов. Женщина старшего среднего возраста живет очень небогато в маленьком городке, родила троих детей, которых подняла одна. Согласно данным социологов, она попадает в категорию, склонную быть лояльной к власти и ценить стабильность, поэтому оппозиционерам-медиатехнологам и важно было найти в этой прослойке «своего», создать героя и ориентир для сомневающихся во «всенародности» поддержки. А как активное участие в оппозиционной жизни и незаконных акциях отразится на ее семье, их волнует в последнюю очередь.

Источник

Оцените статью
Новостной портал в Сарапуле
Добавить комментарий