Яков Вахрушев: «Ставить пятёрки за незнание – аморально по отношению к пациентам»

Новости Удмуртии

16 сентября 80-летний юбилей отметил Яков Максимович Вахрушев, заслуженный врач России, заслуженный работник здравоохранения Удмуртии, доктор медицинских наук, профессор и заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней Ижевской медакадемии. Накануне дня рождения мы встретились с Яковом Максимовичем, кстати, давним другом «УП» и постоянным её подписчиком.

Проблемы развития науки, научные открытия, патриотизм и секреты долголетия – с профессором Вахрушевым интересно обсудить любую тему.

– Яков Максимович, ваши ученики говорят, что вы строгий учитель.

– Моя строгость оправдана желанием подготовить и выпустить знающего и умеющего специалиста. Я никогда не пойду на приём к врачу, который не знает и не умеет. Иногда родители студентов говорят, что я не жалею их детей и ставлю двойки. Ставить пятёрки за незнание – аморально по отношению к пациентам. Один мой выпускник работает в Чехии. Это прекрасный доктор, на приём к нему всегда приходит много больных. Он периодически приезжает в Удмуртию и каждый раз шутит, что, наверное, состоялся в профессии благодаря тому, что «пропедевтику внутренних болезней на 3-м курсе сдавал Якову Максимовичу три раза».

Вы родились, как рассказываете в одном из воспоминаний, в глухой деревне. Когда мальчишка из глубинки осознал, что хочет идти в медицину?

– Действительно, деревня Верх-Узгино, где я родился, состояла всего из 14 домов. Здесь, естественно, не было никаких социальных объектов, да что там – электричества не было! Отца Максима Ильича я не помню, он погиб на фронте в 1941 году. Мама Мария Петровна, чтобы прокормить меня и моих старших сестёр, буквально пахала на ферме с утра до ночи. Поэтому нашим воспитанием занималась бабушка. Она часто повторяла: чтобы получить достойное образование, нужно хорошо учиться. Я прислушивался к советам любимой бабушки.

Но путь к знаниям был тернист. Начальная школа располагалась в соседней деревне, в двух километрах от Верх-Узгино. После её окончания я перешёл в семилетку. По 7 километров туда и обратно – такое расстояние приходилось преодолевать каждый день. И это ничуть меня не пугало, настолько была сильной жажда знаний.

После семилетней школы пошёл учиться в Якшур-Бодьинскую среднюю школу. В четыре восьмых класса набрали детей из разных деревень. В каждом было по 40 учеников. Если в семилетках преподавали в основном на удмуртском языке, то в средней – на русском. Нам, удмуртским ребятишкам, сложно давались сочинения и диктанты. Выше кола отметок мы не получали. Расстраивались, конечно, многие стали бросать школу. В моём классе, например, к выпускным экзаменам из 40 осталось всего 17 учеников. Но сам я и не думал уходить из школы. Основательно выполнял устные задания – много читал, готовился к пересказам, учил стихи. Преподаватель русского языка и литературы Жорж Иванович видел мои старания и перевёл меня в 9-й класс, а потом и в 10-й. После школы я планировал поступать на исторический факультет Удмуртского пединститута. Тогда одна из сестёр посоветовала: «Иди в медицину, профессия врача пригодится в любое время». Вот так я, воспитанный в послушании к старшим, подался в медицину. Кроме того, на выбор профессии повлияло чувство сострадания: когда болеют близкие тебе люди и ты не знаешь, как облегчить их боль, чувствуешь бессилие и слабость. Хотелось научиться помогать людям в борьбе с недугами.

Читать так же:  Прививку от гриппа в Удмуртии уже сделали почти 260 тысяч человек

По направлению военкомата поступил в Ижевское медучилище, после окончания которого ушёл в армию.

Кстати, об армии. У вас был прекрасный шанс уйти после службы в военную медицину? Почему не воспользовались им?

– Отказался по простой причине: за три года безумно истосковался по родным людям и местам. Моя служба в армии выпала на непростые времена: Карибский кризис, масштабные учения Южной группы войск в составе стран Варшавского договора. По ночам нам приходилось строить понтонные мосты для переправки техники через Дунай. В казарме в эти дни мы спали на автоматах. Вся зенитная техника была выведена из гаражей и приведена в боевую готовность.

На третьем году службы приехали представители военно-медицинской академии из Ленинграда принимать экзамены у тех, кто желает учиться в их вузе. Зная мою биографию и то, что я посещал курсы для поступления, они меня уговаривали пойти учиться к ним. Но тогда ничто не могло изменить моего намерения вернуться на родину.

В украинском городе Чоп сел в поезд, следовавший до Москвы. Молодого человека в военной форме тут же окружили пассажиры, развернули стол со вкусностями – всем хотелось угостить меня и расспросить, что да как. За разговорами про жизнь я впервые за три года услышал русские песни по радио. Вот тогда и понял, что такое патриотизм и любовь к родине. Радость возвращения на родину я не забуду никогда.

По возвращении я сразу приехал сдавать экзамены в медакадемию и без особого труда поступил.

Научной работой вы начали заниматься ещё в студенческие годы. Наверняка было сложно совмещать учёбу и научную деятельность?

– Было интересно, а сложно было в первые годы учёбы. Денег не хватало, и чтобы прокормиться, приходилось подрабатывать грузчиком. После 2-го курса мне дали Ленинскую стипендию, а это ни много ни мало ставка врача. Вот тогда-то я и подключился к научно-исследовательской работе. За время учёбы опубликовал 7 научных трудов.

Потом была учёба в клинической ординатуре, аспирантуре, которую я окончил досрочно, написал кандидатскую диссертацию под руководством профессоров Льва Александровича Лещинского и Виктора Васильевича Трусова. После защиты меня оставили работать на кафедре госпитальной терапии. Не откладывая ни дня, приступил к написанию докторской диссертации. В течение 6 лет проводил эксперименты на собаках в лаборатории питания Института физиологии им. Павлова, которой заведовал академик Александр Михайлович Уголев.

Читать так же:  Более 15 тыс жителей Удмуртии заболели ОРВИ за неделю

После публикации первых научных результатов исследований посыпались письма из-за рубежа с просьбой прислать статью. Но границы Советского Союза были закрыты, и я не мог этого сделать. И даже если бы попытался отправить статью, её могли просто-напросто уничтожить, а сам я мог впасть в немилость.

Заграничных учёных заинтересовал наш вывод о том, что тонкая кишка оказывает действие на вырабатывающие инсулин клетки поджелудочной железы. Когда инсулина вырабатывается мало, развивается сахарный диабет. Продолжить исследования, чтобы найти вещество, которое действует на эти клетки, мы не могли – не было ни реактивов, ни аппаратуры.

Американцы всё же нашли наши статьи и начали проводить эксперименты. Им удалось выделить вещество из тонкой кишки, которое действует на клетки поджелудочной железы, и они синтезировали лекарственный препарат. Если клинические испытания лекарства пройдут удачно, то им, естественно, присудят Нобелевскую премию. Потому что это будет прорыв в лечении сахарного диабета, от которого сегодня умирает всё ещё много людей.

Понятно, что раньше было сложно с теми же реагентами. Что мешает продолжить исследования в наши дни?

– Сейчас ещё сложнее. Институты не получают на науку ни копейки. Поэтому и нобелевских лауреатов в области медицины в нашей стране нет уже более 100 лет. Для достижения больших результатов в науке нужны большие средства.

Но даже в условиях недостатка финансов на моей кафедре проводится большая научно-исследовательская работа. Я и мои сотрудники вкладываем личные деньги в разработку тем. Таким образом выполняются кандидатские и докторские диссертации. На сегодня докторские диссертации под моим руководством написали 15 человек, кандидатские – 50. Мы публикуем много научных статей в ведущих журналах страны. Ныне покойный академик Логинов как-то поинтересовался: «Яков Максимович, на вашей кафедре научно-исследовательский институт что ли открыт? Каждый год вы представляете на нашей конференции огромное количество статей». Нет, говорю, на моей кафедре научно-исследовательского института, зато есть творческий коллектив, которым я очень горжусь.

Вы спрашивали, строгий ли я преподаватель? Чтобы спрашивать со студентов, надо создавать условия для их обучения, издавать учебно-методическую литературу. Пропедевтика внутренних болезней – сложная дисциплина, необходимо постоянно обновлять фонд учебных пособий. Кстати, многие наши издания отмечены грифом Учебно-методического объединения, то есть наши пособия рекомендованы для изучения во всех медвузах страны.

Пациенты, которым довелось наблюдаться у вас, восхищаясь, называют вас «ходячим рентгеном», настолько точно вы можете определить патологию, используя только свои руки, а иногда просто осмотрев больного.

– Это результат многолетней работы. Я до сих пор ежедневно консультирую врачей, которые лечат пациентов со сложно диагностируемыми заболеваниями, провожу совместные с докторами обходы. Часто вижу те симптомы, на которые врачи порой и не обращают внимания. Если вижу симптом, то сразу рекомендую доктору при мне послушать, пропальпировать больного. Так они повышают свой уровень. И не нужно этого стесняться, даже я, несмотря на свои многочисленные регалии, до сих пор советуюсь с врачами, учусь у них. Моя главная задача – помочь больному.

Читать так же:  В Удмуртии предложили ввести новые налоговые льготы для ИТ-компаний

За годы работы вы выпустили более 1000 научных трудов. Сегодня наверняка в этом деле помогают современные технологии?

– Как-то писателя Даниила Гранина спросили: «Вы пользуетесь компьютером и интернетом, когда пишете книги?» В ответ он удивился: «А что такое компьютер и интернет?» А потом добавил, что для написания книги ему нужны бумага и ручка. Так и я привык писать по-старинке, от руки. Дома компьютера нет, есть в рабочем кабинете, но им пользуются лишь мои лаборанты. Я положительно отношусь ко всем современным технологиям, они облегчили работу, в том числе и нам, учёным. Но бумага, живая книга мне всё ближе.

В чём секрет вашей активности?

– Во-первых, работа, напряжённая и сложная, но всё-таки любимая. Она держит в тонусе.

Во-вторых, физические нагрузки. Каждое утро качаю гантели по 5 килограммов, делаю разные упражнения. По возможности ношу сумки из магазина, гаража, стараюсь не пользоваться лифтом. В-третьих, режим сна и бодрствования и режим питания. Рано встаю и, соответственно, рано ложусь. В 6.30 я уже на работе. Не ем после шести вечера, могу позволить себе лишь лёгкий перекус.

А ещё я много читаю, в том числе вашу газету. И хочу пожелать жителям Удмуртии: «Выписывайте и читайте «Удмуртскую правду» и будете мудрее!»

Яков Максимович, коллектив «УП» сердечно поздравляет вас с юбилеем! Желаем вам крепкого здоровья, неиссякаемой энергии и творческого долголетия. Новых вам открытий и талантливых благодарных учеников!

Кстати

В год юбилея профессор Вахрушев издал книгу «Яков Максимович Вахрушев и его научная школа». За годы работы ему удалось сформировать вокруг себя дружный, сплочённый и на редкость работоспособный коллектив одарённых кафедральных сотрудников и молодых врачей. Он успешно решает актуальные проблемы научной и практической медицины.

Яков Вахрушев опубликовал 1200 научных работ, в том числе 16 монографий, 35 научно-методических пособий (одну – на английском). Он научный редактор 19 сборников научных трудов, автор 4 патентов на изобретения.

За заслуги в развитии здравоохранения и медицинской науки, подготовку научных и медицинских кадров Яков Вахрушев награждён Почётной грамотой Госсовета УР, Почётной грамотой Президента УР, значком «Отличнику здравоохранения СССР», медалью им. Альфреда Нобеля. Ему присвоено почётное звание «Основатель научной школы». Он почётный академик Ижевской медакадемии, член ряда зарубежных академий. Его имя занесено на республиканскую Доску почёта.

Источник

Оцените статью
Новостной портал в Сарапуле
Добавить комментарий