Андрей Пономарёв: «Наша задача – чтобы у клиентов было „завтра“»

Новости Удмуртии

30 октября 2020 года 30 лет со дня основания отметит Датабанк. Вот уже три десятка лет эта организация играет важную роль в финансировании экономики республики, является надёжным партнёром субъектов малого и среднего предпринимательства. Тысячи жителей Удмуртии доверяют ей свои сбережения и сотни тысяч пользуются её банковскими картами. В период пандемии банк в очередной раз доказал свою надёжность и ориентированность на клиента: в числе других одобрил идею создания экстренных мер по поддержке малого и среднего бизнеса и включился в работу по снижению кредитной нагрузки на своих клиентов.

На протяжении 17 лет организацию возглавляет Андрей Пономарёв, руководитель и профессионал, который абсолютно не схож с шаблонным образом банкира. На работу и даже деловые встречи он добирается исключительно на байке, не считает зазорным спеть с коллективом на корпоративе и просто обожает бывать в одиночестве на природе. На прошлой неделе Андрей Пономарёв занял кресло главного редактора «УП». С ним коллектив редакции поговорил об увлечениях и командной работе, об испытании пандемией, конкуренции на рынке банковских услуг и финансовой грамотности.

Владимир Байметов:

Андрей Юрьевич, вы кандидат экономических наук, заслуженный экономист Удмуртии, бессменный на протяжении практически двух десятков лет директор банка. Кем вы ощущаете себя на самом деле?

– В детстве я не мечтал быть банкиром, даже не знал, что существует такая профессия. Хотел быть шофёром. Любовь к технике не прошла до сих пор. Шофёром я стал, люблю поездки, путешествия, дорогу. При этом мне очень нравится то, чем я занимаюсь сегодня профессионально. Основная моя функция – считать чужие деньги, считать правильно и не публично, так, чтобы все остались довольны расчётами.

Дмитрий Черемных:

Как получилось, что вы выбрали банковскую сферу?

Я родился в 1965 году, в эпоху так называемого развитого социализма, когда буквально с пелёнок прививались социалистические ценности. В каждой семье был план на жизнь: детский сад, школа, техникум или институт, армия, женитьба, рождение детей, покупка квартиры, дачи, машины и всё – план выполнен. Так жила тогда вся страна. Моя жизнь до определённого момента также протекала по чётко прописанной схеме. Переломным стал 1989 год. В 25 лет осознал, что хочу перемен в жизни и хочу учиться. И я поступил на заочное отделение экономического факультета университета. Уже в то время это было престижное и перспективное направление, я понимал, что там можно научиться зарабатывать деньги. Не знаю, почему, но главный бухгалтер университета предложила мне работу в бухгалтерии. Ещё была возможность устроиться здесь же, в университете, сварщиком, монтажником или электриком, но я выбрал бухгалтерию и не пожалел. Работал, параллельно учился, окончил бухгалтерскую школу. Через два года меня пригласили бухгалтером в филиал «Кредобанка». После его закрытия я перешёл в «ИнтерТЭКбанк», где сначала был начальником валютного отдела, затем занял должность замдиректора филиала, а вскоре – директора. Потом в моей жизни появился «Инкасбанк». С командой мы вывели его в лидеры среди филиалов. В 2002 году по приглашению Данила Ефимовича Белоголовкина я пришёл в Ижкомбанк. В декабре этого года будет 18 лет, как иду по жизни с этим банком, который, кстати, вот уже почти год существует под другим названием.

Наталья Тютина:

С чем связан ребрендинг банка?

– Смена названия обсуждалась давно, но лично я был против этого. Когда бизнес банка строился в Удмуртии и имя его было известно во всех городах и райцентрах, казалось нецелесообразно проводить ребрендинг. Но спустя годы я же и стал инициатором смены названия. Во-первых, появились новые тренды, а, во-вторых, мы зашли в Пермь и столкнулись с тем, что наше наименование там не работает. Тот факт, что мы не с территории, где заведомо большие возможности, играл против нас. Было очевидно, что от региональной привязки в названии нужно уходить.

«Датабанк» – название, которое ко многому обязывает. С одной стороны, «дата» – это цифровые технологии, и мы в этом направлении движемся, а с другой – это просто обозначение времени: дата выдачи пенсии или зарплаты, дата оплаты кредита, то есть дата как срок исполнения. В этом году банку исполняется 30 лет. И это тоже дата. Слово «дата» охватывает практически все сферы жизни, мы также решили быть везде: не только в Удмуртии, но в других регионах, не только в цифре, но и в офлайне.

Татьяна Иванцова:

Какова сегодня география присутствия Датабанка за пределами региона?

– Наши офисы находятсяв Перми и Чайковском. В последние годы мы там неплохо выросли, нашли свою нишу. В этом году планировали открыть офисы в других городах за пределами республики, но пандемия внесла коррективы в наши планы. Хотя мы не отказываемся от этого намерения. Нам это интересно, мы поняли, что имеем успех в городах с населением до 100 тысяч человек. Успешно работаем в райцентрах, таких как Ува, например, или Балезино.

Как ощущает себя Датабанк, работая в окружении «монстров» банковской сферы?

Очень непросто, конкуренция ощутима, тем более у нас одни и те же клиенты. Наша задача в этом смысле – оказать более качественную услугу. С другой стороны, без конкуренции работать невозможно. Она заставляет двигаться вперёд, мы должны быть комфортными для клиентов, технологичными и интересными. Вся команда банка настроена на продуктивную работу. Каждый сотрудник понимает, что расслабляться нельзя, нужно находиться в постоянном поиске идей, тем более что «монстры» не дремлют, они вкладывают в технологии колоссальные средства.

Читать так же:  Более 40 % жилых домов подключили к отоплению в Ижевске

Понятно, что все уходят в онлайн, мы же для себя решили, как я уже говорил, быть и онлайн, и офлайн. Сегодня огромный пласт людей хочет живого общения. Есть офисы, где люди стоят в очередях, чтобы оплатить, например, коммунальные услуги, хотя созданы все условия для того, чтобы избежать этих очередей: разработаны мобильные приложения и сайты, открыты платёжные терминалы для оплаты банковскими картами. Поэтому, понимая потребность людей в общении, мы активно вкладываемся в развитие офисов и тем самым решаем ещё одну принципиальную задачу – оставаться банком с человеческим лицом.

Кроме того, у нас есть одно преимущество перед крупными банками: мы более мобильны в принятии решений. Некоторые вопросы решаются в течение нескольких минут по звонку или в процессе общения через мессенджеры.

Владимир Байметов:

Вы говорите, что коллектив Датабанка – это команда. Как в неё попадают люди и насколько для вас важна именно командная работа?

– У нас большой коллектив – порядка 500 человек. С 2002 года, когда в банке работало около 70 человек, мы серьёзно приросли. Костяк за последние двадцать лет не изменился, но, конечно, в целом коллектив обновляется. Есть текучка, но небольшая – в региональном коллективе в этом плане всегда сложно, ведь не так много точек роста. Хотя даже если люди остаются, они могут добиться определённых высот в профессии.

Я понимаю, что успех работы Датабанка складывается из множества малых успехов его сотрудников. Моя задача – сделать всё для того, чтобы люди были единой командой. Для меня важно получать отдачу. Не так давно у нас прошла большая стратегическая сессия, когда мы выезжали практически всем коллективом на пару дней в лагерь. Общение в непринуждённой обстановке, мозговые штурмы, деловые игры в корне меняют отношения между коллегами. По-другому начинаешь смотреть на коллектив, и здорово, когда получается дать этому «костру» подпитку, от которой он разгорается ещё ярче.

Татьяна Шрамковская:

Какой вы руководитель? Судя по вашим корпоративам, когда сотрудники переодеваются, допустим, в рок-звёзд, очень креативный и весёлый.

– Было время, когда мне казалось, что руководитель непременно должен быть жёстким. И, конечно же, по неопытности думал, что если подчинённые боятся, значит, уважают. С годами стал терпимее, готов прощать ошибки, если они совершены непреднамеренно. Я очень уважительно отношусь к своим коллегам. Что касается корпоратива, то для меня было настоящим испытанием выйти на сцену и спеть, потому что петь не умею вообще. Но раз я в команде, то должен подчиняться общим правилам «игры», и знаете, мне понравилось быть в роли рок-звезды.

Наталья Тютина:

Как Датабанк пережил пандемию?

Пандемия – первый кризис, который меньше всего коснулся банков. Банковская система уже надрессирована всевозможными кризисами прошлых лет и жёстким подходом Центробанка, в том числе отзывами лицензий. Исходя из этого, нам по сравнению с предприятиями любой другой сферы бизнеса было гораздо легче на начальном этапе пандемии. Мы работаем по чётко установленным правилам и не имеем права уклоняться от них. Когда Центробанк выступил с рядом предложений по поддержке бизнеса, мы в числе многих других банков поддержали его. Датабанк участвовал в программе кредитных каникул, программе беспроцентных кредитов для выплаты зарплаты работникам, программе льготного кредитования бизнеса и НКО по ставке 2 процента. Кстати, в рамках последней мы выдали порядка 400 миллионов рублей.

Нашей основной задачей в это непростое время было поддержать клиентов, не дать им захлебнуться и удержаться на плаву. Многие субъекты бизнеса – спортивные комплексы, парикмахерские, общепит – вообще не имели дохода. Нам было важно спокойно, планово сделать отсрочки всех платежей. Сумасшедшая нагрузка легла на наш кредитный отдел. Банк практически не выдавал крупных кредитов, работал в основном по программам поддержки малого и среднего бизнеса, причём совершено недоходным. Но мы заинтересованы в том, чтобы у наших клиентов было будущее. Потому что если у клиентов будет завтра, оно будет и у нас.

Елена Бородина:

Датабанк – банк лояльный к проблемным заёмщикам или всё же строгий?

Мы готовы к диалогу и готовы разбираться в любой конкретно взятой ситуации. Мы можем посмотреть, почему у человека плохая кредитная история, при этом прибегая не только к сведениям из Бюро кредитных историй, но и другим дополнительным материалам. Возможно, финансовые проблемы у заёмщика были несколько лет назад, но к сегодняшнему дню он их успешно решил и готов взять новые кредитные обязательства. В таком случае мы можем проявить лояльность, и проявляем.

Игорь Егоров:

Получает ли Датабанк послабления?

Сегодня банковская система поделена на три сегмента. Во-первых, есть системообразующие банки – это крупнейшие и наиболее важные финансовые институты страны, от их благополучия зависит устойчивость всей финансовой системы России в целом. Во-вторых, банки с универсальной лицензией, имеющие капитал более миллиарда рублей и входящие в систему страхования вкладов. И, наконец, небольшие банки с базовой лицензией. Так вот для последних созданы некие нормативные послабления. Для банков с универсальной лицензией, таких как мы, послаблений нет. Скажу больше, исходя из того, что мы банк региональный, и в Удмуртии функционирует отделение Центрального банка России, мы в гораздо большей степени находимся под неусыпным оком регулятора. Без проверки не остаётся ни одна наша сделка или операция. Проверяется буквально каждый шаг. Допустим, мы продали объект недвижимости, тут же получаем запрос от регионального Центробанка: по какой причине продали, по какой цене, кто покупатель, выдали ли кредит для покупки объекта? С 1 октября прекращают действовать ряд регуляторных послаблений, введённых Банком России весной текущего года в связи с пандемией коронавируса. Мы также представили отчёт о своём текущем состоянии, о том, какие кредиты выдали, какие риски на себя приняли.

Читать так же:  Более 400 человек уже стали участниками туристического квеста «ДаУР!» в Удмуртии

Наталья Тютина:

Датабанк – участник системы быстрых платежей. Что получает банк от участия в ней?

Подключение к системе – это большие финансовые вложения. Мы создали новые платформы, приобрели необходимое оборудование и провели линии связи. Но это того стоило, ведь в итоге мы получили лояльность клиентов. Система быстрых платежей – очень удобная штука, позволяющая мгновенно, в режиме 24/7, и без комиссии переводить деньги из одного банка в другой по номеру телефона.

Наталья Тютина: Бич нашего времени – мошенничества с картами и оформленные незаконно кредиты. Как с этим бороться?

Сегодня, как говорится, даже из утюгов доносится информация о том, что нельзя никому сообщать данные своих банковских карт и надо быть особенно бдительными, когда дело касается денег. Мы также говорим об этом со своими клиентами, информация есть на сайте. Более того, наш банк участвует в совместных с Центробанком и Правительством Российской Федерации программах финансовой грамотности населения. Но люди всё равно продолжают обманываться и добровольно отдавать свои деньги мошенникам. Особенно печально, когда жертвами мошенников становятся пожилые люди. К счастью, с нашими клиентами это происходит не так часто. Считаю, что необходимо усилить работу в части финансового просвещения населения, а также законодательно усилить контроль мошеннических схем.

– Андрей Юрьевич, дайте совет нашим читателям. В нынешнее непростое время как лучше хранить сбережения – дома под подушкой, открывать вклады или инвестировать?

– Ещё пять лет назад можно было вкладывать в валюту и получать адекватные проценты. Сегодня ситуация такова, что по валютным вкладам проценты ничтожно малы или вообще стали отрицательными. Проценты по рублёвым вкладам также упали, но не факт, что завтра они не вырастут. Поэтому они остаются надёжным инструментом роста.

Хорошую маржу могут принести инвестиции в акции. Но это всегда риск, а человеку, не знающему, как работать на бирже, тем более сложно разобраться в тонкостях процесса инвестирования. Мы очень часто сталкиваемся с разочарованием. Люди покупают акции в надежде, что вот-вот разбогатеют. Но акции вопреки ожиданиям дешевеют. И тут начинается истерика: что с ними делать? Продать, значит, уйти в минус, когда они вырастут – не понятно. Так люди становятся инвесторами, и остаются с этими акциями на 5-10 лет.

Чтобы избежать подобных сценариев, Центральный банк планирует разделить инвесторов на три категории: неквалифицированных, квалифицированных и профессиональных. Суть вводимых поправок в том, что неквалифицированных инвесторов будут ограничивать в рискованных сделках, дабы уберечь их от ухудшения финансового состояния.

Какая ещё сегодня существует опасность? С 1 января водится налог на вклады больше миллиона рублей. Чтобы не платить налог, люди начнут выводить часть денег на фондовый рынок. Ну, куда ещё? Покупать недвижимость? Наверное, все поняли, что в последнее время – это не совсем выгодное вложение. Давать в долг соседям – дело неблагодарное, потеряешь и соседей, и деньги. Соответственно, часть денег – и этому поспособствует, в том числе агрессивная реклама инвестиционных компаний – уйдёт на биржу. Что произойдёт в итоге? Выскажу предположение, что когда на фондовый рынок вывалится много денег, на них начнут покупать некие финансовые инструменты – акции, в меньшей степени облигации. Начнёт раздуваться пузырь: вырастет спрос и, соответственно, цена на акции, которые в реальности столько не стоят. Какое-то время рост будет продолжаться, но, в конце концов, настанет момент, когда пузырь лопнет, и начнётся обратный процесс – падение акций. Миллионы людей могут стать инвесторами, а не спекулянтами, как они того хотели изначально. Это самый неприятный момент в истории с инвестициями, когда человек вкладывает свои деньги, а через полгода их становится меньше. Чтобы торговать на фондовом рынке, нужно быть психологически очень устойчивым, не каждый человек по своему психотипу подходит для этой деятельности.

Поэтому повторюсь, вклад – это самый надёжный и понятный способ увеличить сбережения.

Елена Бородина:

Как стать финансово грамотным?

– О финансовой грамотности сегодня много говорят и пишут. Поэтому тот, кто хочет стать грамотным, без труда найдёт информацию. Тому же, у кого нет желания повысить грамотность, не поможет никакая, даже самая умная книга.

Финансово грамотным может стать лишь тот, кто не стесняется задавать вопросы, в том числе, как им кажется, наивные и глупые, кто открыт к получению информации. Допустим, банк предложил открыть вклад по более выгодному проценту. Растерялись, не знаете, что делать? Есть телефон, можно позвонить и обсудить предложение с менеджером банка либо прийти в офис и поговорить с ним с глазу на глаз. Получив информацию, вы сможете проанализировать её и принять наиболее удобное для вас решение.

Если рассматривать финансовую грамотность с точки зрения планирования своего бюджета, то самое главное научиться себя контролировать, сопоставлять доходы со своими желаниями и расходами.

Владимир Байметов: Вы всю жизнь прожили в Ижевске. Как оцениваете изменения, происходящие с ним? Какие места являются для вас знаковыми?

– Одна моя знакомая уже много лет живёт в Америке. Периодически, раз в 3-5 лет, приезжает в гости, а по возвращении в Америку всем рассказывает про Ижевск, про то, как он стремительно меняется в отличие от города, в котором она живёт сейчас. За 15 лет там не изменилось ничего, говорит она. Раньше я не понимал этих её восторгов относительно преображения Ижевска. Ну да, что-то меняется, что-то реконструируется, возводится. Видимо, мы избалованы этими изменениями и воспринимаем их как данность, порой не ценим и незаслуженно не замечаем. Сейчас я более чутко отношусь к тому, что происходит в городском пространстве. Ижевск – абсолютно мой город, и я его люблю. Мне нравится, как он преображается, и не меньше нравятся места, которые на протяжении многих лет остаются популярными среди горожан. Одним из таких является кафе «У лося». Удивительное место, к которому сегодня, как и много лет назад, приезжают молодожёны. Уверен, что традиция закидывать букет на рога лосю будет жить, пока стоит скульптура.

Читать так же:  Александр Бречалов поздравляет жителей Удмуртии с Днем оружейника

Сергей Рогозин:

В представлении многих банкир – это толстый дядька небольшого роста, с сигарой и бородой, чаще всего лысый. Вы в корне ломаете этот стереотип.

– Именно так выглядит русский банкир, по мнению американцев. В 90-е я был в командировке в Штатах. Руководитель банка – женщина, с которой была назначена встреча, не поверила, что я банкир. «Я видела русских банкиров, это толстые, бородатые мужики», – сказала она.

– Вы прилагаете усилия, чтобы не быть тем самым хрестоматийным банкиром?

– Я не думаю о том, типичный я банкир или не типичный. Телосложение дано мне от природы. Не могу сказать, что веду здоровый образ жизни, к сожалению, но стараюсь быть в форме. Три раза в неделю занимаюсь в тренажёрном зале, два раза – играю в большой теннис. Зимой в выходные, не всегда, но часто катаюсь на сноуборде. Летом – на мотоцикле. Вообще последние два года не люблю ездить на машине, особенно за рулём.

Я, как человек, работающий в офисе, вынужден много сидеть. А это, как известно, крайне вредно для здоровья. Поэтому приобрёл стол, за которым можно работать стоя.

Диана Алексеева:

Вы сказали, что сменили автомобиль на мотоцикл. У вас есть байкерская тусовка?

– У нас есть клуб «Мотобанда 18». Мы часто бываем за рубежом, ездим по России. Перед поездкой обязательно разрабатываем маршрут. Недавно побывали в туре по девяти странам – Финляндии, Швеции, Норвегии, Австрии, Германии, Италии, Хорватии, Азербайджане, Грузии. Месяц назад ездил с сыном по российским городам. Путешествие на мотоцикле несравнимо ни с чем. Несмотря на то, что едем на разных байках, мы общаемся всю дорогу, благо, современные технологии позволяют. Ощущения непередаваемые – дорога, скорость, красивые места, общение с близким человеком – лучшего отдыха не придумать. Поездка на машине такого удовольствия не доставляет.

Даже жена согласна с этим. У неё есть опыт путешествия на мотоцикле, однажды она проехала со мной 1600 километров от Черногории до Чехии.

– Не каждый выдержит многодневные путешествия на мотоцикле. Как вы к ним готовитесь?

– Сбор в дорогу занимает у меня не более 40 минут. В моём телефоне есть готовые списки на любой выезд. Например, что я должен взять на охоту? Ружьё, документ, тепловизор, нож. В деловую поездку – паспорт, деньги, iPad, зарядные устройства, зубную щётку.

Жене сложнее собираться. Приходится ограничивать её в вещах: «У мотоцикла два кофра. Один для твоих вещей, в него должно вместиться всё – от косметики до обуви».

Охота – ещё одно из ваших увлечений. Расскажите о нём.

Охотником я стал благодаря Александру Михайловичу Дейкину. 25 лет назад он пригласил меня на охоту. Мне так понравилось, что с тех пор охочусь каждый год.

Я законопослушный охотник: в обязательном порядке получаю лицензию, в год добываю по одному медведю и лосю, двух кабанов. Мы не покупаем мясо, едим только дикое – оно полезно, вкусно, и мы умеем его готовить. Охота на лося – это охота с компанией, а на кабана и медведя выходишь в одиночку. Неделю назад добыл медведя. Не передать словами тех эмоций, которые испытываешь на охоте. С одной стороны, это возможность побыть наедине с собой и природой, выключить, наконец, все гаджеты и переключиться на себя и свои ощущения. С другой – чувствуешь азарт и даже в какой-то степени первобытный страх. У меня строгое правило – никогда не фотографироваться с добычей.

Люблю охоту на птицу, но, к сожалению, она бывает не так часто. Принципиально не охочусь на глухаря. Мясо не гастрономическое, а птица безумно красивая. Считаю, что если не употреблять добычу в пищу, то и не стоит тогда охотиться.

Вопрос УП

Писатель, сценарист, дизайнер, основатель модельного агентства, драматург, режиссёр Дарали Лели спрашивает: «Кто вы в альтернативной реальности?»

– Моя фамилия Пономарёв. Значит, я пономарь.

Следующего гостя «Планёрки» хочу спросить, кем он будет через 20 лет?

Задание УП

Сегодня мы уже говорили о финансовой грамотности. Хочу, чтобы на страницах вашей газеты было как можно больше актуальной информации на эту тему. Под финансовой грамотностью часто подразумевают защиту от мошенников, махинаций с картами. Мне кажется, нужно уделять более пристальное внимание тому, как распоряжаться средствами, сколько можно брать кредитов, как копить деньги. Ваша газета может донести эту информацию до самых отдалённых уголков республики.

Источник

Оцените статью
Новостной портал в Сарапуле
Добавить комментарий